Вооружение на борту

А вот, кстати, моя не очень старая заметка про пулемёты на борту самолётов (с картинкой):

С тех самых пор, как авиацию придумали использовать на поле боя, для борьбы с вражескими самолётами-разведчиками требовались истребители. Истребители же оказывалось необходимо вооружать. Во времена Первой мировой войны на борт самолётов в основном ставили обычные армейские пулемёты (специальные авиационные системы начали выпускать лишь к концу войны). При этом, в случае одноместных и одномоторных самолётов с тянущим винтом, – а именно такие больше всего подходили тогда на роль истребителя – возникала серьёзная проблема.

AC-130 Gun

(На фото – заряжание пушки на борту самолёта огневой поддержки АС-130. US Air Force Photo)

Дело в том, что лучше всего для расположения пулемёта подходило пространство перед пилотом, когда ствол смотрит “по курсу”. так и целиться удобнее и процесс стрельбы можно совместить с процессом управления самолётом. Но воплощению такой идеи мешал винт: выпускаемые пули попадали бы в лопасти.

И вот, в 1915-ом году французский лётчик Ролан Гаррос (тот самый, в честь которого назван теннисный турнир) решил “задачу с пулемётом” что называется “в лоб”: он установил на лопасти винта отражающие металлические “призмы”, там, где лопостям угрожали пули. Попавшие по винту пули отскакивали от “брони”, а те немногие заряды, которым удавалось прорваться сквозь заслон лопастей, – летели по врагу. Стрельба не только приводила к перерасходу боеприпасов, но и снижала эффективность винта. Это анекдотичное, с инженерной точки зрения, решение, тем не менее, применялось на практике. Сам изобретатель сбил из пулемёта, установленного по “схеме Гарроса”, три немецких самолёта.

Правда, всего через несколько недель после начала успешного примения нового вооружения, Гаррос, чей истребитель был подбит зенитным огнём, совершил вынужденную посадку в немецком тылу. Конечно, вооружение самолёта тут же исследовали немцы. Результаты исследований передали в руки авиаконструктора Антони Фоккера. И тот уже через десять дней предложил вместо “экстремального” французского разумное и точное немецкое (или голландское, потому что Фоккер был нидерландским авиаконструктором) решение: простой синхронизирующий механизм, делавший выстрел пулемёта возможным лишь тогда, когда перед стволом не было лопасти. Да, скорострельность пулемёта ограничивалась оборотами мотора, но зато боеприпасы не расходывались зря и при стрельбе не падала эффективность винта.

Установка синхронизатора Фоккера на им же проектируемые немецкие истребители моментально склонила чашу весов в сторону немецкой авиации. Впрочем, еще до конца 1915-го года, подробности устройства нового синхронизатора стали известны Антанте, опять же, благодаря подбитому истребителю. На этот раз – немецкому.

()

Похожие записки:



Далее - мнения и дискуссии

(Сообщения ниже добавляются читателями сайта, через форму, расположенную в конце страницы.)