Персоны и идентификаторы

Key. Credit: thesuccess, Morguefile.comСейчас принято многие идентификаторы строго связывать с конкретной персоной, то есть, с человеком. Например, телефонный номер (мобильного телефона). Или адрес e-mail. Эту контактную информацию просят указывать едва ли не повсеместно для получения доступа ко многим необходимым сейчас сервисам. И это не просто “контакт” – на практике нередко выходит так, что доступ невозможно получить, если у вас, например, нет мобильного телефона. А далее считается, что человек непосредственно идентифицируется по этим “контактам”. Естественно, в таком подходе есть существенная доля практического смысла. Но есть и занятные хитрости, которые принято не замечать. Не замечать – хотя бы до тех пор, пока в списке контактов мессенджера, идентифицирующего пользователей по телефонным номерам, вместо знакомого человека вдруг появляется совсем другой.

Дело в том, что идентификаторы упомянутого типа работают существенно сложнее, чем считается. Например, телефонный номер – ресурс оператора связи. Это, во-первых, означает, что он не принадлежит абоненту. Во-вторых, ранее выданный номер может измениться у данного абонента, а также может без изменений перейти к другому (и это разные явления). Ну и главное: если телефонный номер что-то действительно идентифицирует, то это только некий процесс, происходящий в сетях оператора связи при попытке доставить на заданный номер сообщение (да и то, с оговорками – ведь внутри сети используются другие идентификаторы).

Получается, что между идентификатором, которым выступает телефонный номер, и идентифицируемым (персоной), находится огромный пласт технических механизмов, формирующих постоянно изменяющуюся цепочку “привязок”, состоящую из различных кодов. Каждое звено этой цепочки позволяет перехватить идентификатор, и “идентифицируемый” абонент ничего не может с этим поделать.

Всё это относится не только к телефонным номерам. Ситуация хорошо иллюстрируется популярным “феноменом” встраивания дополнительной рекламы оператором прямо в TCP-трафик, соответствующий тому или иному веб-сайту, который пытался просмотреть абонент. И здесь ещё не учитывается тот факт, что номер вообще можно присвоить только радиомодулю в смартфоне (или, если хотите, SIM), но никак не непосредственно человеку.

Посмотрим на адрес e-mail. Здесь очень похожая ситуация: если это адрес в системе некоторого провайдера, то имя пользователя (то есть, почтовый ящик) контролируется провайдером. Даже в том случае, когда используется “почта на собственном домене”, домен, потенциально, контролируется регистратором и оператором доменного реестра. Технологическое воплощение всех этих контролирующих возможностей приносит с собой ничуть не меньшее, если сравнивать с телефонией, количество дополнительных звеньев в “цепочку привязки”, каждое из которых позволяет без ведома абонента привязку произвольно нарушить (например, могут быть изменены настройки почтового ящика, или адреса серверов имён домена).

Да что там, даже домашний адрес может измениться, при том, что сам обитатель этого адреса никуда не переезжает: переименование улиц или “переиндексация” домов – обычное, в общем-то, административное явление.

Все хотят получить простой в использовании, точный и надёжный технический идентификатор персоны, но сделать это непросто. Так, предлагаемые решения, основанные на биометрических показателях, тоже обладают серьёзными недостатками. Например, биометрию просто нельзя использовать дистанционно и без непосредственного участия оператора-человека (что бы там про это ни говорили). Кроме того, только по биометрическому коду нельзя “позвонить” и/или определить местоположение человека (но если у вас, предположим, имеется развитая сеть систем видеонаблюдения, то эта проблема частично решается). Да, подробные биометрические данные чрезвычайно сложно (скорее – невозможно) отобрать у человека; уж точно это нельзя сделать без его ведома. Но, как известно, в этом же состоит и ещё один фундаментальный недостаток биометрической идентификации: показатели находятся в публичном доступе, а отозвать их нельзя.

В теории, добротным решением является использование отпечатка персонального криптографического ключа. Такие схемы всегда хороши. Настолько хороши, что иногда человек дистанционно может быть вообще известен только по ключу (или группа людей, или программа-бот – но, согласитесь, это уже детали). Ключ как раз можно и изменить, и привязать к реальному человеку при помощи биометрии (но не дистанционной, а с участием доверенного человека-оператора – именно так удостоверяются, например, PGP-ключи).

Всё бы хорошо. Проблема лишь в том, что люди обычно не умеют обращаться с криптографическими ключами, да и сама непонятность процесса для неспециалиста то и дело приводит к нежелательным эффектам. Но другого варианта, похоже, нет.

()

Похожие записки:



Далее - мнения и дискуссии

(Сообщения ниже добавляются читателями сайта, через форму, расположенную в конце страницы.)

1 комментарий от читателей

  • 1. 9th March 2020, 11:14 // Читатель boatswain_lok написал:

    Отличная заметка, спасибо большое

Написать комментарий

Ваш комментарий:

Введите ключевое слово "F441W" латиницей СПРАВА НАЛЕВО (<--) без кавычек: (это необходимо для защиты от спама).

Если видите "капчу", то решите её. Это необходимо для отправки комментария ("капча" не применяется для зарегистрированных пользователей). Обычно, комментарии поступают на премодерацию, которая нередко занимает продолжительное время.