Наземная сеть радиоприёмников, – например, базовых станций мобильной связи, – может быть использована для определения координат (геолокации) передатчиков. Типовой пример передатчика – мобильный терминал. Для такой геолокации не требуется связь со спутниками GNSS (GPS, в частности), как не требуется и прямое участие самого терминала: главное, чтобы этот терминал излучал сигнал с известной модуляцией. То есть, терминал может работать с какой-то “внешней” системой, – даже со спутниковой, – но определять его местоположение может совсем другая сеть.

Задача, в общем случае, формулируется следующим образом: пусть есть набор узлов (обычно, пассивных приёмников), координаты которых в заданной системе известны с достаточной точностью; эти узлы далее называются “опорными”; кроме опорных – есть узлы, называемые “определяемыми”, для которых и требуется вычислять координаты и определять местоположение (то есть, это те самые терминалы). По условию задачи, опорные узлы принимают сигналы, излучаемые определяемыми узлами.

В этой задаче могут двигаться любые узлы, а не только определяемые, как можно подумать. Конечно, обычно опорные узлы будут неподвижны (в заданной системе координат), но, вообще-то, это не так важно: главное, чтобы траектории опорных узлов были известны с достаточной точностью. Идеальный вариант, если траектория известна ещё и с опережением по времени, но это уже детали, хоть данный аспект и позволяет использовать те же методы на базе спутниковых приёмников.

Заметьте, что в некоторых частных, но интересных, случаях данной задачи, как только координаты определяемого узла вычислены, этот узел, вне зависимости от степени участия в сети, может стать дополнительным “подсвечивающим” узлом и, тем самым, начнёт помогать в работе опорным узлам сети (этот момент отдельно рассмотрен ниже).

Узкая практическая интерпретация задачи: определение координат пользовательских терминалов, работающих с той или иной мобильной сетью. Естественно, в качестве источника сигнала может выступать не только типовой радиомодуль смартфона 4G/5G – годится и какой-нибудь WiFi-сигнал или Bluetooth. Данный технологический “сеттинг” легко переносится и на сценарии с прочими передатчиками. При этом, например, в самых современных стандартах мобильной связи, обычно называемых 5G, для непрерывной, точной геолокации терминалов, что называется, и методы определены, и специальные сигналы выделены: определение местоположения терминала имеет решающее значение для сети. Конечно, геолокация, без привязки к GNSS, доступна и в более ранних системах сотовой связи (LTE).

Методов определения координат для решения только что описанной задачи неожиданно много, а если определяемое устройство в той или иной мере “кооперативное”, то есть, помогает измерять свои координаты, то и методов становится больше. Но и для “не кооперативного” случая методов не мало.

Необходимо уточнить важный момент: предполагается, что приёмники имеют возможность точной атрибуции сигналов. То есть, принимаемый сигнал заведомо соответствует одному, – так сказать, точечному, – передатчику (антенне). Это обеспечивается разными способами, которые зависят от используемой модуляции и других характеристик сигналов (вплоть до “дрейфа фазы” и прочих нетривиальных методов “фингерпринтинга”). Но если речь идёт о системах типа современной сотовой связи, то достаточно принять во внимание один архитектурный момент: сеть, обеспечивающая передачу данных, просто должна иметь возможность точно различать передатчики – иначе возникнут трудности с диспетчеризацией и управлением доступной полосой (“бюджетом” радиоканала, как часто говорят). Поэтому протоколы в этой области и проектируются так, что можно различить передатчики на уровне радиоканала (то есть, не на уровне самого ЭМ-сигнала). Дополнительную базу для успешной селекции сигналов конкретных передатчиков может предоставлять обмен информацией между приёмниками – базовыми узлами.

Теперь можно кратко рассмотреть основные методы геолокации, среди которых есть и редко упоминаемые.

Измерение времени распространения сигнала

Самый очевидный и самый мощный метод. Если точно известно время, затрачиваемое сигналом на преодоление расстояния между передатчиком и приёмником, то, зная скорость распространения сигнала, нетрудно вычислить расстояние. Взяв расстояния до нескольких приёмников – определяем координаты передатчика. Геометрическая основа – точки пересечения окружностей (сфер, в общем случае). Для идеального двумерного случая на плоскости – достаточно трёх приёмников. Необходимое количество может быть меньше, если применяются гибридные способы геолокации (см. ниже).

Это рабочий метод. Он лежит в основе GPS. Основная проблема тут в том, что нужно иметь общую с передатчиком схему отсчёта времени, поскольку необходимо знать, когда принятый сигнал был отправлен. То есть, необходима такая схема, метки времени из которой можно однозначно перевести в общее время сети опорных узлов-приёмников. Если передатчик не “кооперативный”, то ситуация сложнее: общие часы уже так просто не получить. Однако подходящие метки времени иногда можно вычислить из свойств самого принимаемого сигнала: например, устройство работает с какой-то своей сетью, синхронизирует с ней время, а время в этой сети – это время GPS.

(Сюда же, вообще говоря, относится и метод измерения фазы принятого сигнала (в одной точке), особенно, если речь идёт о гармонике: определив изменение фазы – можно определить расстояние, но требуется учитывать параметры генерации сигнала и то, что в дистанцию может уложиться более одного периода сигнала. Естественно, подходит и заранее известная зависимость модуляции от общего времени.)

Разработка алгоритмов коррекции ошибок по времени, которые возникают на этих направлениях, приводит к следующему методу геолокации передатчиков.

Измерение разности времени поступления сигнала

Логика метода сходна с предыдущим, но не требуется синхронизация времени передатчиком. Опорные узлы, работающие в общем, синхронном времени, могут вычислять разность времени получения одного и того же сигнала разными узлами. То есть, определение координат передатчика тут строится на вычислении множества точек, для которых постоянной является разность расстояний, а геометрической основой – гипербола.

Запрос с подтверждением

Этот метод не пассивный. Он основан на отправке опорного сигнала в сторону определяемого узла с получением ответа от этого узла. Ответ отправляется через строго заданный промежуток времени после получения запроса. Здесь сигнал ходит в обе стороны, а опорный узел может измерить дальность по суммарному времени: предполагается, что расстояния в одну и в другую сторону – одинаковые. Далее метод работает аналогично первому (или второму, в зависимости от деталей). Заданный интервал ожидания позволяет компенсировать рассогласование локальных часов.

С одной стороны, этот метод, используемый напрямую, как бы противоречит идее: он не является пассивным – измеряющая сеть должна отправить сигнал, а определяемый узел – ответить (кстати, подобрать такой сигнал, на который ответит типовой терминал, не так сложно, поскольку не требуется “содержательный” ответ, а достаточно любого). С другой стороны, можно этот метод модифицировать так, что он будет использовать штатные сигналы другой сети, с которой взаимодействует исследуемый передатчик – эти сигналы тоже может принимать опорная сеть.

Угол (направления) на приёмнике

Ещё более геометрический метод, который обычно и называют пеленгацией: определение каждым опорным узлом направления на передатчик. Это направление, в двумерном случае, принято задавать в виде угла, взятого относительно условного “севера”, который является общим для всей измеряющей сети. Построив лучи из нескольких точек, соответствующих опорным узлам, можно вычислить координаты определяемого узла по пересечению лучей.

Опорный узел может определить угол направления на передатчик, сравнивая сигнал, принимаемый на разные антенны. Либо можно использовать одну антенную решётку, так же измеряя разность фаз сигнала.

Затухание сигнала

Мощность передатчика часто известна. Не только потому, что она, предположим, определена спецификацией оборудования. Значение рабочей мощности может передаваться и в составе сигналов, обеспечивающих работу радиоканала. Зная мощность на антенне передатчика и мощность на принимающей антенне, можно вычислить расстояние по степени затухания. Так как, по условию задачи, опорных приёмников несколько, то измерение затухания позволяет определить координаты передатчика по расстояниям от нескольких опорных узлов.

Этот метод можно улучшить, если измерять не просто затухание, а “разность” затухания на нескольких опорных узлах – логика совпадает с измерением разности времени получения сигнала (см. выше).

Гибридные методы

Описанные методы не являются взаимоисключающими, так что использование данных, полученных одним методом, для “просеивания” результатов, полученных другим методом, существенно улучшает точность. Самый простой пример: измерение угла направления позволяет убрать неоднозначности координат, полученных измерением времени распространения сигнала.

***

Все описанные методы используются на практике. И все они подвержены влиянию отражений и затенения. Понятно, что в реальных условиях, – предположим, в городской застройке, – путь сигнала от передатчика до приёмника может быть замысловатым, а отражённые сигналы – накладываться. При этом опорные узлы могут использовать сигналы тех определяемых узлов, координаты которых уже известны, для уточнения координат других определяемых узлов (конечно, за вычетом возможных дефектов первичных измерений). Пусть для какого-то передатчика координаты уже известны точно (как и характеристики сигнала), но при этом некоторые опорные узлы, действуя локально, определяют для этого же передатчика другие координаты, отличающиеся от известных: соответствующая поправка позволяет определить особенности деформации сигнала в направлении этих опорных узлов, что, в свою очередь, позволяет скорректировать измерения для других определяемых передатчиков.

Естественно, если снова отказаться от полностью пассивной роли сети, то в качестве источников сигналов, по которым измеряется деформация, могут служить сами опорные узлы, координаты которых известны по определению. Собственно, в LTE, в 5G, для таких измерений даже предусмотрены отдельные сигналы. А само поле деформации, если его заранее измерить, может служить основой для навигации и определения координат.



Комментировать »

Утечки по побочным каналам (ПЭМИН) в видеокамерах смартфонов, веб-камерах и в прочих цифровых камерах, вызванные работой интерфейса передачи данных от приёмной матрицы. Не то чтобы это было неожиданностью: канал известен, для компьютерных мониторов аналогичный канал является типовым при оценке защищённости помещений и рабочих мест с ПК. Однако тут исследователи пишут об успешном приёме и декодировании утечки видеосигнала, – иногда, на расстоянии в несколько метров, – с использованием самого рядового оборудования: ноутбука и недорогого SDR-приёмника. Есть сайт EM Eye с подробным описанием и примерами кода, а также исходная публикация.

Методы защиты всё те же: шумогенератор, экранирование, ну и переход на не столь “прозрачные” протоколы передачи данных – тут эффективно внесение псевдослучайного “шума” на уровне кодирования прямо в аппаратный интерфейс.

(via)



Комментировать »

Попался забавный корпус для Raspberry Pi 5 (RPi) – на Aliexpress он называется Armor Case v5, заявлено, что сделан из “алюминиевого сплава”. Корпус этот работает как один большой радиатор, поэтому внутри предусмотрены контактные площадки для отвода тепла от элементов Raspberry Pi. Теплопроводное соединение обеспечивается через мягкие прокладки, которые нужно наклеить при сборке. Прокладки идут в комплекте (см. картинку).

RPi 5 case parts

Большая прокладка слева, белая, внутри корпуса, – для нижней части платы; меньшие прокладки – лежат ещё левее, вместе с винтами, они наклеиваются на соответствующие “колонны”, которые сделаны в верхней части корпуса (справа на картинке), эти “колонны” попадают на горячие элементы RPi. То есть, это правильный способ отвода тепла, который работает даже для герметичных корпусов (тут можно вспомнить всякие специальные газоанализаторы, безопасные блоки питания и тому подобные изделия, кому с чем приходилось сталкиваться). Этот корпус собирается из двух частей, которые фиксируются прилагаемыми винтами. Он, конечно, не герметичный, но всё равно сделан довольно тесным: все точки крепления подходят, однако втиснуть туда плату RPi не так просто. Это, впрочем, преодолимо, а основные проблемы при сборке доставило отверстие для кнопки питания и прилагаемый к нему мягкий “клапан”, который больше мешает. В целом – корпус хороший.

RPi 5 case assembled

Собранный корпус выглядит довольно прочным, каких-то вентиляционных отверстий нет, но RPi, действительно, охлаждается приемлемо. Особо точных тестов я не проводил, но под нагрузкой на всех ядрах процессор не разогревается выше 58 градусов Цельсия. Это по показаниям встроенного датчика, поэтому как там реально – не очень понятно, но “троттлинга” не наблюдается. Зато наблюдается, что при этом до 47 градусов разогревается сам корпус, целиком; впрочем, вполне предсказуемый результат.



Комментировать »

У рассылки SMS с устройств пользователей, которую, как пишут, предлагает Telegram, есть ценный “идейный” аспект: распределённую сеть, составленную из абонентских устройств, можно использовать куда как интереснее, чем просто в роли инструмента бесплатных SMS-рассылок. Смартфон, с работающим приложением, может обнаруживать другие устройства: WiFi, Bluetooth разных видов, акустика (это особенный метод, не только совместимый с “умными” колонками, но и вообще – кроссплатформенный и эффективно работающий в обе стороны).

Поэтому, в обмен на “премиум-доступ”, можно построить активную сенсорную сеть, с привязкой к точному времени и координатам, которая будет видеть перемещение не только различных пользователей приложения-мессенджера, но и прочих носителей смартфонов, равно как и выявлять устройства типа ноутбуков, беспроводных наушников, браслетов, часов с “картами и GPS”, “умных” (не менее, чем колонки) телевизоров, специальных “маячков”, а также и других подобных – тут есть где развернуться.



Комментарии (5) »

Как известно, современные мощные смартфоны могут дорисовывать детали на изображения, полученные встроенными камерами. Издание TechRadar цитирует комментарий руководителя Customer Experience компании Samsung, в котором он говорит про глубокую “доработку” с помощью ИИ-фильтров изображений, выводимых камерой новейшего смартфона, обосновывая произвольный уровень такой доработки тем, что настоящих снимков всё равно не существует, в принципе:

There was a debate around what constitutes a real picture. And actually, there is no such thing as a real picture. As soon as you have sensors to capture something, you reproduce [what you’re seeing], and it doesn’t mean anything. There is no real picture. (Шли споры о том, что же является настоящим снимком. И на самом деле – нет такой вещи, как настоящий снимок. Как только вы начинаете использовать сенсоры, чтобы зафиксировать что-то, вы воспроизводите [то, что видите] и это ничего не значит. Нет там настоящего снимка.)

Дальше там рассказывается, что выделяются два основных направления использования камеры: первое – “зафиксировать моментальное” в максимальной точности и полноте; второе – создать что-то новое, а не “воссоздавать реальность“. Второй момент, что занятно, перекликается с философским определением искусства и творчества. В целом, отбрасывание реальности за пределы области, доступной для камеры смартфона, чтобы тем мотивировать дорисовывание изображений средствами синтезирующего ИИ, это довольно сильная позиция, однако тут важно, в какую именно сторону повернётся трактовка в дальнейшем. Например, я год назад писал практически то же и про те же эффекты смартфонов Samsung на фотографиях:

Конечно, если подходить к вопросу в самом общем плане, то можно сказать, что всякая фотокамера, – тем более, цифровая в смартфоне, – лишь тем или иным способом демонстрирует результат некоторого процесса внутри камеры. В классической, плёночной фотографии – фиксируется (буквально) некоторый химический процесс превращения красителей, при этом, скажем, “чувствительность” можно изменять уже после того, как “фотонная” основа снимка воспринята веществами плёнки. Цифровые камеры используют иной процесс, более электрический, так сказать. Казалось бы, плёнка, в каком-то смысле, позволяет “дорисовать” несколько больше, чем сенсоры камеры, но тут в дело вмешивается “машинное обучение” со своими “методами улучшения”.

Если отбросить особенности определения “реальности” и связанные с этим концептуальные трудности фотографии, как вида искусства, – для случая массового использования смартфонов всё это так или иначе не применимо, – то простая бытовая проблема проявится в том, что фотографии из смартфонов не только принято повсеместно считать отражением реальных событий (что бы ту ни подразумевалось), так ещё и постоянно появляются всё новые сферы “цифровизации”, где снимкам, выполненным смартфоном, отводят ключевую, доказательную роль в автоматической обработке. Вспомните про все эти “фото с паспортом”, про дистанционное банковское обслуживание “по биометрии” (а там и без смартфонов “умные камеры” используются) и про другие, не менее занимательные, приложения.

Неплохо, если бы следом за многократными подтверждениями того, что смартфоны синтезируют картинки, а не “фиксируют реальность”, отказались бы и от придания этим картинкам автоматически статуса подлинных фотографий. Вот только в реальности ход опять окажется другим: будет заявлено, что внедрены методы “определения достоверности” и “детектирования изображений, сгенерированных ИИ”, а поэтому синтезирование отдельного потока “цифровой” “реальности”, с наращиванием всё новых слоёв, необходимо продолжать, усиливая регулирование.



Комментарии (2) »

Raspberry Pi 5, как и обещано, существенно быстрее Pi 4. Сравнил при помощи ассемблерной реализации шифра “Кузнечик” для ARM64 – показатели такие:
Pi 4 vs Pi 5 (обе версии с 8Gb RAM)

 Encryption: ~28 MB/sec vs ~93 MB/sec
 Decryption: - ~24 MB/sec vs ~70 MB/sec
 Режим GCM: ~18 MB/sec vs ~50MB/sec

То есть, в три с лишним раза быстрее.



Комментировать »

Радиомодуль (процессор радиоканала) в смартфоне является “вещью в себе”: то есть, это автономный, аппаратно обособленный вычислитель с аналоговой подсистемой для радиосигналов, достаточно мощный, со своим встроенным программным обеспечением, который другим модулям предоставляет некоторый интерфейс “радиомодема”. (Тут ещё не нужно забывать про WiFi, Bluetooth и пр., конечно.) Например, как недавно сообщали, даже в Apple почему-то не смогли пока что разработать собственный процессор радиоканала. Аппаратные и программно-аппаратные недокументированные возможности для смартфонов можно придумать весьма занимательные – например, несколько лет назад я описывал гипотетический вариант со схемой получения информации по акустическому каналу, потенциально устойчивый к исследованию ПО и схемотехники. Особенно интересно могут выглядеть недокументированные возможности, встроенные в процессор радиоканала – потому что это устройство видит радиоэфир.

Радиомодуль смартфона должен принимать разнообразные сигналы, понятно, что там не может быть какой-то жёсткой привязки к фиксированному “цифровому каналу” GSM – такого канала не существует: там и полоса достаточно широкая, и спектр нарезан довольно замысловатым образом. И далеко не факт, что сведения о сигналах, принимаемых радиомодулем, не экспортируются в ОС через некоторые, намеренно внесённые, “дефекты” аппаратного интерфейса (как вариант). И у смартфона есть очень точное синхронное время – через GPS.

Получается, что самый обычный смартфон может собирать разнообразную дополнительную информацию об обстановке в радиоэфире, а собранные данные – периодически передавать на внешний сервер, скрытно (см. ссылку выше). Сюда нужно приплюсовать возможность раздачи с центрального сервера на конкретные аппараты специальных, целевых прошивок. Тогда получается система, работающая в две стороны – с сервера приходит целевая прошивка, внутри которой встроен конкретный запрос для поиска заданных сигналов (это может быть скрипт, что обеспечивает динамику и гибкость), собранные данные, опять же, отправляются на центральный сервер. И смартфон может излучать сигналы. Которые, предположим, принимают другие смартфоны со специальной прошивкой радиомодуля. Довольно мощное направление.



Комментировать »

В быту 3D-принтер полезен тем, что можно напечатать разные уникальные изделия, “оптимизированные” для решения конкретной задачи. Например, я напечатал ремонтную деталь для блока кнопок управления автомобильным креслом: можно было бы заменить весь блок целиком (хорошо, что не кресло), но это потребовало бы снятия кресла – достаточно много работы. Это далеко не единственный пример. Так, из недавнего, я спроектировал и распечатал несколько установочных кронштейнов для крепления небольших солнечных батарей (для питания уличных светильников), кронштейн для установки самого светильника под скатом крыши, несколько элементов крепления видеокамер, немало коробок-корпусов для разных самодельных устройств вроде цифровых термометров и часов с GPS-коррекцией, несколько защитных кожухов для различных простых механизмов (вроде замка уличной калитки) и другие подобные изделия. Модели я готовлю в OpenSCAD, это очень удобно. Сейчас я в основном использую FDM-принтер Anycubic Mega X – о чём рассказано в отдельной заметке (с картинками). Этот принтер работает методом последовательного наплавления слоёв пластика, то есть, он состоит из нагреваемого столика, над которым перемещается печатающий узел с горячим соплом (“хотэндом”) экструдера.

Естественно, возможности принтера ограничены, но если вы самостоятельно проектируете изделие, то его конструкцию можно оптимизировать с учётом этих ограничений. Например, многие удивляются, что этот конкретный принтер позволяет распечатать работающие резьбовые соединения. Действительно, резьбу печатать не так просто, но вполне возможно. Единственная хитрость состоит в том, что при печати изделие на столике нужно расположить так, чтобы резьба шла строго вертикально. Это касается и внешней, и внутренней резьбы. Печать “под наклоном” или в горизонтальном положении – даёт плохой результат. Естественно, это связано с кинематикой принтера: в данном случае, столик двигается только по одной горизонтальной оси, а второе горизонтальное перемещение и вертикальное – обеспечиваются перемещением печатающего узла.

3d example

Основные проблемы всегда доставляют участки модели, которые нависают над столиком. Очевидно, что FDM-принтер не может печатать “в воздухе” – пластик будет просто вытекать вниз. Обычно, для того, чтобы печатать “нависающие” поверхности, используются подпорки. Подпорки здесь – это достаточно лёгкие структуры, которые принтер печатает, начиная от столика, и которые потом можно удалить, отломив или отрезав от изделия. Подпорки добавляются в описание модели для печати. Слои основного изделия, соответственно, накладываются на подпорки. Убирать подпорки, например, у резьбы – весьма сложно: смысл теряется. (Бывает ещё вариант с печатью подпорок другим типом пластика, например, водорастворимым, но для этого принтер должен иметь два печатающих узла.)

Так вот, у всякого FDM-принтера, тем не менее, есть некоторая “степень нависания” слоя, которую принтер может распечатать без подпорок, если только соответствующая часть изделия “вырастает” из другой части, а не висит уж совсем отдельно. Это объясняется достаточно просто: если очередной слой лишь немного “свешивается” за край предыдущего, то свежий пластик успешно приклеивается к этому краю и не провисает, так как застывает достаточно быстро (тут главное не использовать ни слишком высокую скорость движения печатающего узла, ни слишком низкую). Это отлично работает как для резьбы, печатаемой вертикально, так и для других моделей (в принципе, можно даже печатать небольшие горизонтальные “прогоны”, на небольшой скорости). Что, собственно, и составляет один из методов оптимизации: углы “нависания” нужно проектировать так, чтобы принтер справился без подпорок. Да, это вводит ограничения на конструкцию изделия, поэтому может составить проблему, если использовать готовую модель. Однако если модель проектируется под конкретную задачу с нуля, этот момент можно учесть, что, в общем-то, является обычным технологическим аспектом разработки (не только в случае 3D-печати).

Построение изделия “от столика” приводит к ещё одному методу оптимизации: отверстия лучше всего печатаются в положении, когда плоскость отверстия параллельна столику. Идеальный вариант – это когда поверхность, в которой сделано отверстие, лежит при печати прямо на столике.

3d example

Это же применимо и к разнообразным опорным поверхностям и рёбрам жёсткости: для оптимизации печати нужно стараться большинство углов сводить к прямым, учитывая, что модель лучше всего разместить так, чтобы наибольший по площади сегмент поверхности непосредственно лежал на столике. Например, если нужно распечатать плоскую деталь, то её нужно повернуть так, чтобы при печати она лежала, а не стояла на столике (тут, кстати, хорошо заметны некоторые известные особенности русского языка: плоская тарелка стоит на столе, а вилка – лежит рядом; если тарелку перевернуть, то она тоже будет лежать, как ни странно).

Вернёмся к принтерам. Размещение и поворот моделей приводит к следующему аспекту оптимизации – к оптимизации затрат времени. Так, плоские детали, лежащие на столике, могут печататься дольше, чем те же детали, но стоящие вертикально. Вообще, время, требующееся для печати детали, складывается из затрат на перемещение печатающего узла. По каким-то направлениям и осям этот узел может двигаться быстрее, а по каким-то – медленнее. Больше всего этот аспект проявляется тогда, когда печатается простая, но “протяжённая” модель: затраты на движение оказываются неожиданно большими, при этом в вертикальном направлении слой перемещается целиком. Совсем уж очевидный пример: размещение нескольких моделей на столике для одновременной печати. Заметьте, что тут, опять же, многое определяется кинематической схемой (и другая история – фотополимерные принтеры).



Комментировать »

Samsung официально описывает, как некоторые смартфоны этой корпорации дорисовывают изображение Луны “методами машинного обучения” – процесс называется Scene Optimizer. Про это, в общем-то, известно давно. А проблема тут не столько в том, что дорисовывают, а в том, как именно процесс преподносится – “улучшение детализации”. В результате, выдачу подобных камер считают за отражение реальности.

Конечно, если подходить к вопросу в самом общем плане, то можно сказать, что всякая фотокамера, – тем более, цифровая в смартфоне, – лишь тем или иным способом демонстрирует результат некоторого процесса внутри камеры. В классической, плёночной фотографии – фиксируется (буквально) некоторый химический процесс превращения красителей, при этом, скажем, “чувствительность” можно изменять уже после того, как “фотонная” основа снимка воспринята веществами плёнки. Цифровые камеры используют иной процесс, более электрический, так сказать. Казалось бы, плёнка, в каком-то смысле, позволяет “дорисовать” несколько больше, чем сенсоры камеры, но тут в дело вмешивается “машинное обучение” со своими “методами улучшения”.

Основная особенность этих программных “дорисовывалок”, неограниченно “повышающих разрешение”, такая: они приносят на конкретный снимок результаты, собранные по другим снимкам (из “обучающей выборки”) и приведённые к некоторому заданному, типовому представлению об изображённой сцене (о Луне, в данном случае). Детали в такой схеме как раз не особо и важны – детали уже заранее записаны в память смартфона, а поэтому НЛО он просто закрасит правильным фрагментом лунной поверхности, потому что “компьютер не может ошибаться”. Тенденция эта грозит большими проблемами, так как цифровые снимки, выполненные смартфонами, могут, предположим, использоваться в качестве доказательств тех или иных событий. И даже дорисованная Луна способна повлиять на суждения о времени и месте съёмки, если таковые будут выноситься по изображению. Впрочем, зачем тратить на это время? Ведь в файле же и так записаны “верные” координаты и время GPS.

Я уже писал об этом раньше, например, в 2021 году: “Нейросети из пикселей“.



Комментировать »

В мае 2021 года опубликована заметка (с картинками, что важно) про 3d-печать “в домашних условиях” – там я рассказываю о своём опыте использования трёх различных принтеров. За прошедшие почти два года появились некоторые дополнения. Так, принтер Anycubic 4Max Pro 2.0 некоторе время назад неожиданно вышел из строя. Сломался подающий механизм экструдера: возможно, сам электродвигатель, а возможно – сгорело что-то в соответствующем драйвере, в деталях я пока что не проверял. Принтер вряд ли отработал больше килограмма пластика к моменту поломки. Отмечу, что данный принтер больше не выпускается. Как и другой из упомянутых в исходной заметке – Anycubic Mega X.

Второй принтер, Mega X, между тем, продолжает проявлять себя с лучшей стороны. Каких-то существенных проблем с ним пока не наблюдалось. Да, пришлось один раз заменить “хотенд” (это горячая часть экструдера – нагревательный элемент и сопло) на новый, поскольку сопло старого перестало хорошо пропускать пластик, а прочистить его не удавалось. Но это пока что единственный сбой. Конечно, нагрузка на принтер небольшая. Сложно сказать, какой именно объём пластика за это время Mega X превратил в распечатки, но соответствующая масса точно превышает семь килограмм. Так что, для бюджетного устройства с большим доступным объёмом печати, надежность уже неплохая, на мой взгляд. Более того, используемая кинематическая схема, похоже, не только отличается надёжностью реализации, но и уверенно обеспечивает вполне достаточную точность печати во всём диапазоне перемещений печатающего узла. Недостатков у Mega X отмечу два: первый (как и в исходной заметке) – невозможно печатать “гибкими пластиками” (Flex); второй – иногда, в процессе замены пластиковой нити, внутри подающего механизма сдвигается втулка, нить застревает, а механизм приходится разбирать, чтобы поправить подачу.

Из пластиков – ничего не поменялось: PLA, как и раньше, остаётся основным, а PETG – редко, для изделий с повышенными требованиям к “износостойкости” (условно) и прочности.

(А вот принтер Wanhao, который упоминается в исходной заметке, так и не используется.)



Комментировать »

Заметка на dxdt.ru из 2009 года, рассказывающая о том, как идентифицировать пользователя приложения по отметкам геолокации:

Прежде, отметим один момент: формальной анонимности пользователя вовсе не противоречит создание на сервисе уникального аккаунта, привязанного к данной копии программы. Это необходимо и для обновлений, и для придания устойчивости системе в целом (помогает бороться с “поддельными запросами” злых хакеров и т.д.) Только по аккаунту личность пользователя установить нельзя.

Теперь о том, как же вычислить пользователя. Вот как: фиксируются его места пребывания в рабочее время, и в не рабочее время. Приехал человек на работу, находится долго “на одном месте” – несложно вычислить и место, и, собственно, рабочее время, так как людям свойственно действовать по некоторому графику. Вычисляется всё автоматически, никакой “сложной эвристики”.

За прошедшие годы актуальность только выросла: вспомните про суперпопулярные нынче приложения для “анонимного отслеживания контактов”.



Комментировать »